Присоединяйтесь к нам

Культура

Священная земля Ямала

AllDay News

Опубликовано

Фото к новости

Россию на 36-м Московском кинофестивале представляют два фильма, первый из которых — «Белый ягель», рассказ о жизни ненцев, бережно сохраняющих традиции предков.

«Белый ягель» Россия, реж. Владимир Тумаев, в ролях: Евгений Сангаджиев, Галина Тихонова, Должин Тангатова, Ефим Степанов, Петр Баснаев, Матрена Корнилова, Ирина Михайлова, Сергей Удовик.

Страница фильма

Посреди бескрайней тундры, вдалеке от «большой земли», Алеша ждет Анико — когда-то они договорились носить медвежий коготь, но потом любимая улетела и не факт, что вернется. Потеряв терпение, мать насильно женит сына на Саване, на которую тот даже не обращает внимания. Но вот Анико все-таки прилетает…

Один из двух представителей России в конкурсе 36-го ММКФ, «Белый ягель» разыгрывает карту национальной экзотики — традиционно хорошо принимаемую фестивалями (можно вспомнить именно фестивальный успех таких недавних отечественных картин как «Тюльпан», «Небесные жены луговых мари», отчасти — «Как я провел этим летом»). История о ненцах, продолжающих и сегодня жить так, как жили их предки, снималась непосредственно в месте действия и полна аутентичных деталей.

«Вся наша жизнь — это олени, — рассказывает голос за кадром. — Без них нам не выжить». Есть оленям еда — чумы стоят, нет еды — люди тут же снимаются со стойбища. Волка называют не иначе как Серый хозяин — и не мстят, когда он убивает задержавшихся в дороге соседей. Тем более что каждому известно: «Для ненцев смерть не конец, это начало долгого пути к предкам». К приезду гостей готовятся особо: «Жертвенного оленя нельзя зарезать, его можно только задушить — так его кровь останется живой, и ее можно будет пить». Белый снег, недосягаемый горизонт, ночью — бескрайнее звездное небо, красиво. Звучит, разумеется, ненецкий язык — лишь с редкими вкраплениями русского.

При этом многих зрителей удивит даже не снегоход, на которым лихо катит Алеша, а обилие прочих примет XXI века: мобильники (хотя и приходится забираться на помост, чтобы поймать сеть), планшет (на котором герои следят за свадьбой Кейт Миддлтон и принца), длиннющие каблуки Анико. Но так и есть: мир далеко, но это не значит, что его нету вовсе. Попадают в кадр и нюансы иного рода: от надписи «Куплю бивни мамонта» до плаката в аэропорту «Ямал — священная земля». «Местную власть» представляет русский Павел, продающий ненцам паленую водку (бутылка за шкуру песца), скупающий рога и шкуры, торгующий билетами на вертолет, без которого сюда не добраться (три билета туда и обратно — 15 песцов).

Портит картину ее не сразу проявляющееся, но неуклонное стремление к жанру: вскоре выясняется, что авторов волнует не столько быт, сколько мелодрама (не виной ли тому один из продюсеров картины Владимир Меньшов?). И насыщая фильм (надо полагать, вслед за лежащей в основе повестью ненецкой писательницы) шаблонными сюжетными поворотами, они губят всю ту магию места, которую сумели воссоздать в экспозиции ленты. Появляются злые дети, оторвавшиеся от корней и требующие продать причитающихся на их долю оленей. Появляется городская «фифа», слабо представляющая себе, как она сможет снова обосноваться в чуме. Конфликт развивает заявленная уже водка.

Следование «зрительскому» сюжету прибавляет фильму симпатий широкого зрителя (если таковой будет), но заметно снижает его кинематографическую ценность. Тем не менее, в довольно странном конкурсе ММКФ этого года фильм выглядит очевидной «белой вороной», что выделяет его из числа прочих участников и позволяет создателям рассчитывать на призы.

По материалам:  www.ridus.ru

Продолжить чтение
Нажмите, чтобы прокомментировать

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *