Присоединяйтесь к нам

Общество

Михаил Тюрин: Как-то раз сделали на МКС нелегальный душ

AllDay News

Опубликовано

Фото к новости

Собеседниками корреспондентов «Труда» стали люди, которым по долгу службы положено отрывать взор от бренной земли…

Когда я недавно увидела кадры из космоса, с борта МКС, где сегодня со своими коллегами несет вахту российский космонавт Михаил Тюрин, я сразу вспомнила нашу встречу в США в те дни, когда Михаил только готовился к этому полету. Достала диктофон с записью нашего разговора… И вот он, этот разговор, перед вами.— Девчонкой мне выпало увидеть Гагарина — он приезжал во дворец пионеров на Ленинских горах. Верите, но я запомнила на всю жизнь и тот летний день в середине 60-х, и черную «Чайку», и профиль улыбающегося Юрия Алексеевича… А вы Гагарина видели?

— К сожалению, нет. Когда он погиб, мне было восемь лет.— Зато вы прилетали в Нью-Йорк по случаю открытия бюста Гагарину в музее «Колыбель воздухоплавания».

— Да, тут мне посчастливилось. Бюст Гагарину здесь, в музее истории авиации и космонавтики, — признание не только его выдающихся достижений в покорении космоса, но и бесспорных личных заслуг в укреплении дружбы между народами, удивительного человеческого обаяния, покорившего миллионы людских сердец во всем мире.— Вас не печалит тот факт, что сегодня люди вашей профессии уже не пользуются таким восторженным вниманием, каким они были окружены в гагаринскую эпоху?

— Ну что вы, о чем тут печалиться? Все меняется, и наша профессия тоже. Да, она стала более будничной, но ведь и, не забывайте, и намного интереснее, чем на заре космонавтики. Если бы Гагарину и другим первопроходцам показать те возможности, которые открываются перед сегодняшними экипажами МКС, думаю, они бы нам позавидовали.— А сколько раз вы летали в космос?

— Я побывал в экспедициях на МКС дважды: в 2001-м и 2006-2007 годах (сейчас Михаил работает в своей третьей экспедиции на станции. — «Труд»). В общей сложности провел на орбите около года. Пять раз выходил в открытый космос и однажды даже сыграл в гольф: запустил мяч в космическую бездну. Даже не знаю, попал ли.— Сегодня легче попасть в отряд космонавтов, чем, скажем, в 1960-х?

— Наверное. У меня все произошло естественным образом. По образованию я инженер. В 1984 году окончил Московский авиационный институт по специальности «Создание математических моделей и производство летательных аппаратов». Поэтому считаю себя в первую очередь инженером, в должностные обязанности которого входят в том числе и полеты в космос.— Вы мечтали стать космонавтом с детства?

— Не буду преувеличивать и уверять, что осуществил свою детскую мечту. Я с полетами свое будущее не связывал. Хотя любому инженеру интересно посмотреть на результаты своего труда. Зачисленный в 1984 году в штат ракетно-космической корпорации «Энергия», я рос потихонечку: стал старшим инженером, ведущим инженером: И как-то мне предложили: «А не хочешь попробовать себя в отборе в отряд космонавтов?» Я попробовал. Меня зачислили туда в 1994-м. И только через три года я был назначен в экипаж. А полетел еще через четыре года. Так что дело это не быстрое.— Вы работаете в международных экипажах. Откуда у вас такое хорошее знание английского языка?

— Разумеется, у нас была и языковая подготовка. Хотя я глубоко убежден, что человека нельзя научить ничему, если он сам этого очень сильно не захочет. Мне язык понадобился для подготовки к полету и работы на орбите — и лучшей мотивации не требовалось. Кто мотивирован, тот достигает цели. Это правило для всего на свете.— В каком соотношении находится число кандидатов в космонавты к числу тех, кто летит?

— Летают почти все. За исключением тех редких случаев, когда кандидат сходит с дистанции, например, из-за проблем со здоровьем. Или из-за ЧП. Один из моих коллег катался на горных лыжах, какая-то девочка его подрезала, он, чтобы не столкнуться с ней, вильнул и въехал в березу…— Могли бы вы одним словом охарактеризовать свои впечатления от пребывания на орбите? Каков он, космос?

— Он огромен.— Что больше всего поражает?

— То, насколько Земля красива и не похожа на другие планеты. Хочется все свободное время проводить у иллюминатора. Какие краски! Пресытиться этими впечатлениями невозможно, поверьте мне на слово. Я много фотографировал со станции, даже устроил потом персональную выставку «Земля: вид сверху» в Центральном доме художника в Москве.— А какой видится из космоса Луна?

— Такой же, как с Земли. На 400 километров ближе к спутнику Земли или на 400 километров дальше — не такая уж большая разница. Но на Луне нет атмосферы, и, когда смотришь на нее из космоса, кажется, будто там очень прозрачное небо.— Вы атлетичны и стройны. Есть ли у космонавтов особая диета?

— Много тренироваться приходится. Отдыхать не дают. Вот и вся диета.— Какое ваше любимое блюдо на борту станции?

— Консервированная рыба: судак в томатном соусе.— Есть ли у вас на МКС доступ к электронной почте?

— Да, конечно.

Вы обмениваетесь электронными посланиями ежедневно?

— Почти. Но подчас не хватает на это времени. Ведь существуют первоочередные дела. А когда их переделаешь — пора спать.— Опишите ваш типичный рабочий день в космосе.

— Наверное, вам это покажется странным, но у нас нет ни смен, ни дежурств. Мы все отправляемся спать примерно в одно и то же время и просыпаемся одновременно. Чтобы солнечный свет не мешал спать, зашториваем окна. А утро на МКС начинается с того, что один из нас, чаще всего бортинженер, включает водонагреватель. Это означает, что члены остальной команды еще имеют возможность «поваляться» в спальных мешках минут 20. Когда вода закипела, настает время для утренней гигиены и завтрака с горячим кофе.

А затем рутинные дела согласно рабочему плану.— Можете ли вы принять душ на орбите?

— Исключено. Мы используем влажные салфетки и полотенца. Но мечта о настоящем душе заставляет нас экспериментировать. После череды неудачных испытаний мы как-то взяли полый металлический шар, пробили в нем отверстия, приспособили насос — и получили душ! Но нелегальный…— Сакраментальный вопрос: находясь в космосе, видели ли вы какой-нибудь поразивший вас необъяснимый феномен?

— НЛО? Нет! Не видел!— То есть не случалось такого, чтобы за окном загадочные огоньки мелькали или странный объект проплывал мимо?

— Более того, я не знаю ни одного человека, который бы сам про себя сказал: я это видел. Все почему-то говорят: «Мне рассказал знакомый» или «Я где-то прочитал».

Продолжить чтение
Нажмите, чтобы прокомментировать

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *